Материалы » Абстрактное мышление и общественное сознание » Абстрактное мышление и общественное сознание

Абстрактное мышление и общественное сознание
Страница 3

Таким образом, оказывается, что дальше образовательный уровень не играет решающей роли в понимании мира. И необразованные, и образованные удовлетворяются некими общими схемами. В одном случае — это может быть чувственная оппозиция типа «сырое — вареное» в первобытном мышлении или образная конструкция «кто был ничем, тот станет всем», принятая Бородиным, а в другом случае — лаконичный вывод «Манифеста коммунистической партии» о необходимости уничтожить частную собственность, принятый Нагульновым. И, несмотря на иронию Гегеля, следует отметить, что так и должно быть в повседневной жизни. Абстрактное мышление, которое сформировалось в процессе практического взаимодействия должно фиксировать некую устойчивость в непрерывно меняющемся мире. От первобытных классификаций растительного мира до современных правил уличного движения, которые Л. Витгенштейн считал аналогом логических законов, сохраняется тенденция выделения общего, устойчивого в противовес меняющемуся, различному, на освоение которого не хватит никакого объема памяти. Это чисто человеческая потребность. Животным мир задан однозначно их биологическими потребностями, которые стабильны. А меняющиеся практические и коммуникативные потребности людей требуют создания неких общих, абстрактных структур, преодолевающих бесконечность бытия с помощью его категоризации на классы вещей и схематизации способов его освоения (технологии, методы).

Но в то же время Гегель прав, подчеркивая уязвимость абстрактного, формально-логического описания мира с его жестким противопоставлением «истина — ложь»; Функция такого мышления в составе сознания общества ограничивается жестким противопоставлением «порядка» и «хаоса». Но происхождение принятого «порядка», его вариации выходят за пределы формально-логического, рассудочного мышления. Рассудочное мышление способно соотнести «единичное» явление с «общей» нормой, но пропускает промежуточную стадию, которую именуют «особенным». Взаимопереходы «единичного», «особенного» и «всеобщего» рассматриваются диалектическим мышлением. Такое мышление предполагает наличие очень большого опыта рефлексивного мышления у теоретиков и демократического поиска инвариантов в массовом сознании. В моменты же революционных преобразований такое мышление вообще невозможно. Показателен в этом отношении упоминавшийся выше период сталинских репрессий. Марксистский тезис об упразднении (снятии) частной собственности общественной был воспринят миллионами Нагульновых как призыв к социальному чуду, подавив их собственный жизненный опыт. Писатель А. Платонов увидел, что появилось поколение искренне думающих и действующих по схеме «оживленного плаката». Логические и фактические аргументы теряли силу перед желанием получить совершенно новое бытие в кратчайшее время и с минимумом усилий. Лишь с учетом этой атмосферы можно внести ясность в дискуссию о том, был ли Сталин логичен в своих выступлениях и почему нелогичность его рассуждений не смущала слушателей. Если Л. Баткин писал, что «тайна логики Сталина состоит в том, что никакой логики не было», то В. Готт (устное сообщение, март 1990) категорически возражал против такого утверждения и вспоминал, как Сталин сделал ему замечание за уклончивый ответ и ссылался при этом на требования логики, усвоенной им в духовной семинарии.

По-видимому, суть проблемы все же состоит не в сталинских рассуждениях, которые могли быть и нелогичными, тавтологичными, с выводами, которые предшествовали рассуждениям, а в слушателях, которые внимали этим доводам, а затем и рассуждениям. Их ничто не смогло смутить, вплоть до репрессий, жертвами который становились не только другие, но и они сами. Миллионы репрессированных, зная о своей невиновности, считали, тем не менее, саму систему репрессий логичной. Суды нисколько не смущало признание обвиняемых во взрыве несуществующих мостов. Какое-то всеобщее помрачение сознания!? Ни авторы мемуаров, ни современные исследователи не могут дать этому удовлетворительного объяснения. Но все же по крупицам восстанавливается образ мышления того времени.

Так, сын А. Икрамова пишет, что среди тысяч коммунистов, которых он встречал в лагерях, не было врагов народа. Ни одного! Но многие из них говорили, что «лес рубят — щепки летят», видимо подразумевая, что лес — это другие, а они щепки (с подпольным партийным стажем). И почти никогда не говорили о лесорубе, не потому, что боялись высказать свои мысли, а потому, что «они не думали так, как думают теперь все нормальные люди. Абстракции полностью лишали их возможности видеть то, что было перед глазами». Литературный критик А. Василевский, анализируя мемуары репрессированных, приходит к выводу, что всеобщая безропотность объясняется масштабом зла, превосходящим возможности сознания, и его системной иррациональностью, порождающей в порядке бессознательной защиты психики от безумия веру в какую-то высшую целесообразность происходящего. А такая вера вполне совпадала с постоянными утверждениями идеологов о том, что страна вошла в новую эру, осуществляя историческую необходимость. Правда, далее критик с удивлением пишет о дьявольской логике социального «условного рефлекса», с помощью которой палачи призывают «свои жертвы «идейно» отнестись к своим страданиям» и получают соответствующий отклик. Но здесь нет нечего удивительного, как и в ситуации описанной К. Икрамовым. Нет ни нарушения нормального мышления как способности сочетать понятия, ни дьявольской логики как нарушения правил сочетания понятий, в действительно имеет место «социально условий рефлекс», а иначе говоря, мировоззренческие и методологические ориентации определенного типа. Эти ориентации формировались у членов партии целенаправленно и систематически, начиная с июня Ї924 г., когда была создана комиссия ЦК во главе с Л.М. Кагановичем по воспитанию Ленинского призыва. Воспитание состояло в том, чтобы заложить «основы репрессивного мышления — необходимость политического отсечения идейного оппонента и подавление всякого инакомыслия».

Страницы: 1 2 3 4 5 6


Образ г. Екатеринбурга в телевизионном аспекте
Если говорить об образе города, то частично можно обратиться к понятию маркетинга города, а именно к информационному маркетингу. Информационный маркетинг города – это совокупность действий, направленных на продвижение положительной информации о городе с целью создания, как во внутренней, так и во внешней среде, благоприятного отношения ...

К вопросу о взаимосвязи личностных ценностей и творческого потенциала руководителей творческих коллективов
В настоящее время постоянные изменения в политической, экономической, духовной сферах нашего общества в последние годы влекут за собой радикальные изменения в психологи людей. Особую остроту сегодня приобретает обращение к личностному ориентиру в науке в связи с социальной нестабильностью, влекущей за собой постоянные изменения поступко ...

Смыслы жизни личности
Проблема смысла жизни относится к числу междисциплинарных. Она является одной из традиционных проблем философии, теологии, активно обсуждается в художественной литературе. Для психологии важно понять, что представляет собой смысл жизни как психологическая реальность. Понятно, что это особое смысловое образование личности. Это центрально ...

Категории